27.11.2003 | ТВ-Парк. Выпуск № 48

Борис Токарев: "После дождичка в четверг"


Он окончил ВГИК дважды. Сначала актерский факультет, потом режиссерский. И поэтому давно много снимается и параллельно снимает сам. В данный момент вместе с Людмилой Гладунко - телевизионный проект "Тихий московский двор".


 

- Фильм с таким названием может снимать только коренной москвич...


- Я вырос на таком дворе на Бронной. А вот родился в Калужской области, на родине мамы, куда она приехала погостить к родственникам. А отец - сибиряк из Томска - был военным, защищал Москву в сорок первом. Все детство я провел в деревне, а в школу пошел в Москве. Вот и получилось, что жил и учился недалеко от тех мест, где мы сейчас снимаем свой "Дворик".


- А каким учеником были?


- Плохим. То есть сначала хорошим, но с двенадцати лет стал сниматься в кино и играть в театре - и учиться стало некогда.


- Многие актеры начинают сниматься в детстве, но выйти на сцену в столь юном возрасте - случай довольно редкий.


- Ассистент режиссера привела меня в Театр имени Пушкина. Для спектакля "Консул Берник" срочно был нужен мальчик - сын главного героя. Работал там почти два сезона. Утром ходил в школу, а вечером выходил на сцену.


- Значит, и зарплату получали?


- Обязательно! И на гастроли ездил. Как я гордился, что мог угостить друзей в школе пирожками! Вкус коричневых пирожков с повидлом за пять копеек помню до сих пор. Но самым любимым было кино. На Тверском был кинотеатр "Новости дня" с красивым буфетом из темного дерева, где продавали вкусное пиво "Двойное золотое".


 

- Напиток не слишком детский...


- Мне было лет тринадцать. Очень хотелось быть взрослым. В кино меня, кстати, курить научили. На картине "Вступление" Игоря Таланкина мне нужно было курить самокрутку с махоркой. И взрослые дядьки учили: "Малец, смотри сюда, козья ножка крутится вот так".


- К десятому классу вы были уже зрелым артистом. Проблем с поступлением не было?


- Поступил и учился легко. Настоящее осознание того, чему учили наши педагоги Борис Владимирович Бибиков и Ольга Ивановна Пыжова, пришло только во второй половине жизни. "Наша школа рассчитана на несчастный случай. Если все получается и вы чувствуете легкость - про все забудьте. А когда не получается, когда все каменное и тяжелое, вспоминайте, чему вас учили", - говорили они.


- Часто ли приходилось вспоминать?


- Всякое бывало. Мучились, репетировали допоздна. Это и Люда подтвердит, мы же с ней на одном курсе учились.


- У вас ведь потрясающая история любви... Расскажите!


- Скорее история совместной жизни потрясающая. Перед съемками фильма Эдмонда Кеосаяна "Где ты теперь, Максим?" мне показали фотопробы одной девушки. Стриженая голова с оттопыренными ушами - потом я узнал, что это были специальные подкладки за уши, - тельняшка и дерзкий взгляд. Марья Сергеевна, второй режиссер, сказала: "Какую девочку утвердили на героиню! Смотри не влюбись!" Вскоре ее слова и подтвердились.


- Когда же вы поняли, что влюбились?


- Когда понял, что хочу видеть Люду каждый день. Просто стоял и смотрел на нее. Глаз не мог оторвать. Мы вместе снимались, потом вместе учились во ВГИКе, окончили его, а уж потом вместе пошли в загс. Правда, Люда идти туда очень не хотела.

Людмила Михайловна: Боря был как-то обреченно влюблен, а вот ухаживаний особенных не было. Вы знаете, он никогда не говорил, что любит. Я сейчас произношу слова, которые никогда не говорила вслух. "Люблю" у него заменяло "Обожаю!". Он действительно обожал. Об этом знал весь ВГИК. Пыжова иногда восклицала на репетициях: "Токарев, отойди от Гладунко! Еще налюбуешься..."


 

- У вас много поклонников было?


Л.М.: Были. А вот его обожание я, увы, тогда не ценила.


- Вы были серьезной девушкой?


Л.М.: Я была серьезной в выборе профессии, в отношении к ней, к людям, но не к себе. Жизнь свою серьезно не выстраивала. То, что жизнь дарила, воспринимала как должное, а ведь многое в ней можно и продумывать, и выстраивать. Поняла это только со временем: нельзя быть фаталистом! Всего в жизни не изменишь, но многое можно скорректировать. Один из моих отчимов - прекрасный сценарист Николай Фигуровский ("Когда деревья были большими", "Преступление и наказание". - Прим. ред.) - первым обратил внимание на то, что я неплохо пишу, и очень советовал поступать на сценарный факультет. Но случай повернул все иначе. Еще школьницей я начала сниматься. Меня хвалили, и я забыла о том, что я очень любила писать, хотя время от времени возвращалась к этому. Когда Боря учился на режиссерском факультете, я придумала ему сценарий курсовой работы, которая очень понравилась Герасимову. Это не значит, что я люблю актерское дело меньше. Просто сейчас жалею, что не занималась режиссурой и драматургией раньше.


- А лидер в вашем творческом и семейном тандеме есть?


Л.М.: Мы с Борей друг друга дополняем и взаимно исключаем. Наверное, поэтому мы и живем вместе так долго. У нас часто спрашивают рецепт семейного счастья. На мой взгляд, нет ничего глупее, чем пытаться его дать. Но некую формулу я все же изобрела: "Наш брак такой стабильный потому, что мы живем на грани развода". А за Борю я действительно долго не выходила замуж. Когда мы окончили институт, он не мне сделал предложение, а пошел к моей маме, зная, что она его любит и, конечно, поддержит: "Рита Ивановна, я хочу на Люде жениться!"


- А когда проснулись ваши к нему чувства?


- Когда начала взрослеть и ценить человеческие отношения.


- Борис Васильевич, пять лет вы брали крепость приступом. И вот долгожданная свадьба...


- Чувствовал себя таким счастливым и... безумно усталым. Отдыха хотелось после такой победы. (Смеется.) Вот уже тридцать с лишним лет отдыхаю. А если серьезно, то мы вместе очень много пережили и радости, и горя. Теперь я знаю, что такое вдвоем съесть пуд соли...


- Свадьбу свою помните?


Б.В.: Это было после дождичка в четверг. Был четверг, и лил теплый июньский дождь. Все говорили: "Это к счастью!" Думаю, они не ошиблись.


 

- Расскажите, пожалуйста, о сыне.


Б.В.: Несколько лет назад Степан окончил МГИМО. Работает в одной из крупных фирм. Но кино его не обошло. Снимался у Карена Шахназарова в "Дне полнолуния", и ему понравилось. Он много читает. И еще пишет стихи. Они прозвучали в нашем с Людой проекте "Не покидай меня, любовь", где он сыграл моего сына.


- Степан, а ведь вам родители жизнь осложнили...


Степан: Однозначно! Ведь на их примере я увидел, что настоящая любовь существует. У меня даже непонимание на этой почве с моими друзьями. Когда начинаю говорить о серьезных отношениях, многие не понимают: "Зачем это нужно, когда можно получать от жизни удовольствие и так?"


- Борис Васильевич, Людмила Михайловна, а какие вы родители?


Л.М.: Бори это не очень коснулось, а вот меня... Мама меня часто ругала, что я сумасшедшая мать: "Степан вырастет, а вот ты многое упустишь, ты же актриса!" Я действительно много ролей потеряла. Жалею, конечно. Со временем я поняла, что все образовалось бы. Мне кажется, ни один человек на свете не должен свою жизнь обесценивать. А это так свойственно русским женщинам. Излишнее самопожертвование не во благо нашим детям. Когда родители полноценны в своей работе, дети это больше ценят, чем обед из трех блюд.


- Целыми днями вы оба пропадаете на съемках сериала "Тихий московский двор"...


Б.В.: И ночами тоже! И, несмотря на сложность этой работы, получаем с Людой огромное удовлетворение. Пока готовы первые восемь серий, которые охватят события с 1900 по 1919 год. Судьбы наших героев переплетаются с судьбой страны.


- Готовы ли вы к роли бабушки и дедушки?


Л.М.: Да. Но не так, как я делала это, будучи мамой. Готова заработать на хорошую няню и помогать, но пожертвовать работой вряд ли смогу, она многое сейчас для меня значит. Я ведь соавтор сценария и сорежиссер нашего нового проекта.

Б.В.: А я готов быть другом, советчиком, психологом, учителем и даже нянем, но только не дедушкой!


Анна Молева

Фото Влада Волкова


Источник: ТВ-Парк


См. также: Фотогафии со съемок сериала "Моя Пречистенка"



"Прорицатель. Омар Хайям. Хроника легенды"

Производство

завершено!