18.03.1998 | На экранах. Выпуск № 3

Рита Гладунко. Постскриптум


Ее героинь знают те поколения зрителей, которые родились перед Великой Отечественной или сразу после войны. Конец 50-х годов - время влюбленности белорусских зрителей в актрису Риту Гладунко, сыгравшую роль подпольщицы Марины Казанич в фильме Николая Фигуровского "Часы остановились в полночь". Когда картину показали в Киеве на II Всесоюзном кинофестивале в 1959 году, украинские зрители выразили восторг и восхищение (она получила за эту роль диплом и первую премию). Следом Рита Гладунко появилась в облике певицы Ольги, женщины трудной послевоенной судьбы. Это было опять у режиссера Николая Фигуровского в фильме "Весенние грозы" (1960 г.). Критики дружно расчехвостили картину - "за подражание западному декадансу", "за сентиментализм и мещанство" и т. д. Однако зрительские симпатии оставались неизменными. И даже наоборот, эмоционально "подскочили". Верные актрисе поклонники стали защищать ее, посылая на "Беларусьфильм" письма-опровержения.


Рита Гладунко

А в последующие десятилетия произошло вот что. Риту Гладунко перестали снимать на "Беларусьфильме". Она появлялась в лентах, созданных в Киеве, Ялте, Риге, Москве. Играла героинь прошлого и современниц, среди которых были крестьянки и горожанки из низов, дамы высшего света (до сих пор помню Елену Николаевну, светскую львицу в латышском фильме "Заговор послов" - лицедейку, истеричку). Однако киностудия, "венчавшая" ее на успех и популярность на три десятилетия отказалась от сотворчества с талантливой актрисой. Видимо, определенные лица, имевшие в кинематографе влияние, не простили ей отъезд из Минска. Лишь в 1988 году режиссер Дмитрий Зайцев пригласил актрису на небольшую роль колдуньи Марцелы в четырехсерийном телефильме "Хам". О встрече с актрисой он недавно написал в газете "Вечерний Минск": "Предполагалось роль эту отдать мужчине - одному из актеров Русского театра. Но на пробах я понял - все не то. Случайно вспомнил о Рите Гладунко. Я не видел ее уже много лет. Какая она? Возраст подходит. Ей тогда было пятьдесят семь лет. Позвонили, пригласили...

Приехала женщина без возраста. Прекрасные, блестящие, как маслины, глаза, круглое гладкое лицо. Я вначале подумал даже: "А не слишком она хороша для Марцелы?". Но было уже поздно. Она уже все для себя решила и заявила: "Это моя роль. Я чувствую - это я сыграю!". Ее повели на грим, одели в костюм Марцелы. Она преобразилась. Стала ходить, как старуха; у нее были великолепные белые зубы - их пришлось замазать гримом. Словом, Марцела-сводница, старуха с порочным юным лицом".

И правда, Рита Гладунко в облике Марцелы просто превосходна. Кажется даже, что колдунья занимает много места в картине, хотя показывается Марцела лишь в нескольких эпизодах. Кстати, на фестивале белорусских фильмов "Киноколядки-90" жюри присудило актрисе приз за лучшую женскую роль второго плана. Боюсь, что Рита Ивановна так и не узнала об этом.

Примерно в начале 90-х годов я встретила ее в Доме кино в Москве, куда она пришла на просмотр нового фильма. Со знакомой (или подругой) она спустилась в буфет и пристроилась в очередь. Мне очень хотелось расспросить Риту Ивановну о ее житье-бытье за прошедшие годы. В частности, простила ли она беларусьфильмовцам отторжение? Жалеет ли о чем-нибудь, вспоминая "минский" период? Кем стала ее вторая дочь Надя Булинская? И вообще, хотелось сказать, что отношусь к тем, кто ее помнит.

Однако пообщаться не получилось. Неловко было прерывать ее беседу. Теперь никогда не удастся сказать Рите Ивановне о том, что в среде белорусских кинематографистов о ней говорят с уважением. Когда-то она принесла на нашу киностудию зрительскую любовь, и легкий аромат ее доносится, когда актрисы уже нет в живых...

Узнала я о ее смерти через год, на фестивале "Киношок-97". Мне повезло: участницей фестиваля была ее дочь, заслуженная артистка России Людмила Гладунко. С Людмилой Михайловной мы проговорили несколько часов. Привожу часть нашей беседы.


Рита Гладунко

- Зрители и мы, критики, очень мало знаем о "докинематографической" биографии Вашей мамы. Откуда она родом? Как пришла в искусство?


- Мама родилась в Умани. Во время войны, когда бабушка была на фронте, мама попала в Малаховский детский дом. Голод, болезни - ели даже перья из подушки. У мамы началась гангрена рук. Она услышала, что ей отнимут кисти и сбежала в Москву. А в Москве произошло чудо: она встретила в метро жену отца. Отцовская семья взяла ее к себе и выходила ее, обреченную.

Никакого специального образования у нее не было, но ее приняли в Бердичевский театр. Потом, когда приехали в Минск, она вошла в труппу Русского театра. Что-то там не заладилось, и мама ушла в труппу театра имени Янки Купалы. Попасть в академический театр, будучи недипломированной актрисой? Если такие случаи и были, то как редчайшее исключение. Хорошо помню ее в спектакле "Госпожа министерша" - она зажигала публику...


- В какой-то степени Рите Ивановне сопутствовало и везение в кино. Ее дебюты в фильмах "Зеленые огни" и "Наши соседи" смогли состояться потому, что как раз в середине 50-х кончился так называемый период "малокартинья" и белорусское кино начало оживать. Ну а после того, как в 1958 году вышла картина "Часы остановились в полночь", Рита Ивановна попала в вихрь популярности...


- Да, ее сопровождали толпы поклонников, а я, девочка, ревновала маму к ним. Она любила свою роль в "Часах...", считала ее главной ролью в своей творческой биографии. И после фильма "Весенние грозы" у дома, где мы жили - там и сейчас находится кинотеатр "Центральный" - маму ожидали стайки зрителей.

Момент забвения она пережила тяжело. Однажды ее пригласили на "Беларусьфильм" на пробы, но не утвердили. Зла она не держала, все простила, потому что умела прощать. Была счастлива ролью в фильме "Хам", подружилась с Дмитрием Зайцевым.


- Встреча с актером Виктором Авдюшко изменила жизнь Риты Ивановны. Как это произошло? Как складывалось все потом?


- В 1963 году маму пригласили на Ялтинскую киностудию. В фильме "Город - одна улица" она играла вместе с Виктором Антоновичем. Там они и познакомились. В это время она была замужем за Николаем Николаевичем Фигуровским, сценаристом, режиссером. А еще раньше ее мужем был известный кинооператор Андрей Александрович Булинский. Мама всегда жила сердцем, безумно влюблялась. Так произошло и с Авдюшко. В фильме они играли неудачную любовь, а в жизни получилось иначе. Он неистово влюбился, ураганом вторгся в ее жизнь, все поломал в ее семейном укладе. И она уехала к нему в Москву. Он относился ко мне как к дочери, любил. Привел на "Мосфильм", к режиссеру Эдмонду Кеосаяну, у которого я, будучи школьницей-девятиклассницей, сыграла в фильме "Где ты теперь, Максим?".

Позже они разошлись, так как Виктор Антонович сильно пил. Если бы не пил, мама никогда не ушла бы от него. Оба любили друг друга, но пристрастие его к спиртному все более усугублялось. Потом маме встретился человек из другого окружения, доктор экономических наук. С ним она прожила около шести лет.


Рита Гладунко

- В 60-е годы ее приглашали сниматься часто. В 70-х реже, но все еще не забывали. Во всяком случае, были, помню, неплохие роли в ленфильмовской картине "Еще не вечер", в молдавской "Подозрительный". Фильм "Огарева, 6" - это уже 1980 год. В это десятилетие Рита Ивановна в кадр попадала изредка. Вспоминаю молодежную картину Свердловской киностудии, где она играла мать, а Вы - дочь...


- Это была не я, а другая актриса. Но не вы - первая, кто думает, будто мы играли вместе. Мысль снять нас вдвоем приходила в голову нескольким режиссерам, в том числе и Диме Зайцеву. Конечно, нам обеим хотелось этого. Не осуществилось.

Мама страдала от безработицы, но душа ее не переставала трудиться. Она не выпускала из рук поэтические сборники, читала на встречах со зрителями стихи - Леонида Мартынова, Николая Заболоцкого, Риммы Казаковой. Моя фанатичная любовь к поэзии Беллы Ахмадулиной передалась и ей. Она хорошо пела и даже выступала какое-то время в цыганском трио "Ромэн". Два цыгана, услышав, как она исполняет их песни, предложили ей создать этот маленький вокальный ансамбль. Наша семья подружилась с этими артистами. Незадолго до ее отъезда в Португалию один из молодых режиссеров начал репетировать с нею пьесу-монолог. Спектакль был почти готов. Режиссер звонил, сожалел, что мама уехала. А уехала она примерно в 1991 году в Лиссабон к моей сестре Наде, по семейным обстоятельствам. Там ее мучила ностальгия, она все время рвалась назад. В 1996 году на месяц мама приехала в Москву. 29 апреля, на свой день рождения, пригласила множество друзей-кинематографистов. Каждому она посвятила тост-пожелание. "Терпите, - говорила мама, - Меня не было с вами три года..."


- Как-будто прощалась с каждым...


- Да. 16 мая она должна была лететь в Португалию. Накануне ей стало плохо, а 17 мая мамы не стало. Было ей 67 лет. Отпевали в маленькой церкви на улице Нежданова - там же, где и Сергея Федоровича Бондарчука. Прощаться пришли многие.


- Сожалею, что в Минск никто из россиян не позвонил. Вот и о смерти оператора Александра Княжинского, работавшего у нас, мы узнали с опозданием...


- Для меня смерть мамы явилась катастрофой. Видимо, мы с ней были сильно связаны психологически, хотя в принципе склад ума и характера у обеих был разный.

...Не любить маму было невозможно. Она была человеком предельно открытым, отдающим себя всем, кто ее окружал. Жизнь она прожила сердцем, и героини ее рождались не от логики, а от внутренних толчков, от интуиции, от чутья. В своей второй половине жизни я думаю о том, что мне не хватает ее легкости, ее оптимизма.

После ее смерти я стала думать, как бестолково, безалаберно мы живем. Не ценим друг друга, не успеваем помочь, да просто слово доброе не успеваем сказать. Человеку ведь достаточно четырех поглаживаний в день - это уже зарядка, аккумулятор для дальнейшей жизни. Я была хорошей дочерью, но почему-то не называла маму мамочкой, как это делала она по отношению к бабушке...


Рита Гладунко

17 мая, во вторую годовщину смерти Риты Ивановны, в церкви Александра Невского все, кто ее любил, могут помянуть ее вместе с нами.


Алла БОБКОВА


Источник: Журнал "На экранах"



"Прорицатель. Омар Хайям. Хроника легенды"

Производство

завершено!