22.09.2010 | Литературная газета. Выпуск № 37

Месяц без Хайяма


Молодой актёр театра "Сатирикон" Роман Матюнин недавно закончил работу в готовящемся к выпуску восьмисерийном телевизионном фильме "Прорицатель. Омар Хайям. Хроника легенды", который посвящён жизни и судьбе великого Омара Хайяма. В картине, постановщики которой Людмила Гладунко и Борис Токарев, Роман сыграл главную роль. Двадцатидвухлетнему актёру пришлось вжиться в образы Омара-юноши, зрелого и пожилого человека.


Съёмкам картины предшествовала длительная подготовка в Москве, потом – месяц съёмок в Иране, два месяца съёмок в узбекской Хиве, нелёгкий период озвучивания картины. И вот, наконец, всё позади.


С Романом мы встречались осенью прошлого года, когда он только прошёл кастинг и неожиданно для всех был утверждён на роль Хайяма (интервью опубликовано в выпуске № 5 «Нашего кино», «ЛГ», № 49, 2009г.). Тогда он, прочитав сценарий, стал постепенно погружаться в роль, не сразу привыкнув к мысли, что ему придётся играть очень незаурядного, многосторонне одарённого человека, который к тому же жил много веков назад. Роман признавал в тот момент, что находится в некой растерянности, хотя готов к погружению в роль и поиску точных актёрских приёмов. Поэтому особенно интересно было поговорить с ним по итогам съёмок.


– Роман, как изменила вас эта роль? Что вы можете сказать про себя до Омара и после?


– Я бы не сказал, что эта роль изменила моё существо как человека, но она сильно повлияла на меня как на актёра. Это был просто колоссальный опыт. Я впервые снимался в кино и сразу попал в такую высокопрофессиональную команду, возглавляемую столь увлечёнными людьми, как Людмила Михайловна Гладунко и Борис Васильевич Токарев. Я считаю, это большая удача.

Перед съёмками я перечитывал произведения Хайяма, стараясь найти в них то, чего не замечал раньше. Много читал о его жизни, стремясь буквально в деталях представлять себе места будущих съёмок. Нас так учили в институте: надо включать воображение и придумывать обстановку, погружать себя в роль, создавая в уме картинки. Я как бы монтировал для себя будущие кадры: вот красивые сады, а вот беседки, вот таков дворец шаха, а там его трон стоит, повсюду ковры...

Однако, когда мы прилетели в Узбекистан, я вдруг понял, что в реальности всё немного по-другому, вернее, всё не так. Там оказалось достаточно холодно, я даже не ожидал, что в этой стране может быть такая холодная погода. У меня-то – в моих созданных картинках – было тепло и уютно. Но ничего, я довольно быстро перестроился, хотя само по себе это столкновение воображаемого и реального тоже стало профессиональным и жизненным уроком. Сразу началась напряжённая каждодневная работа. Фактически без отдыха. В один и тот же день при съёмках различных сцен я играл Омара разных возрастов, проходил по несколько перегримов. Но грим гримом, а ведь надо было меняться внутренне. Признаться, приходилось тяжело, требовались полная погружённость и сосредоточенность. Но при этом было безумно интересно. Потом на озвучке я экспериментировал с голосом, придавал ему возрастные оттенки.

Уже сейчас я не сомневаюсь, что эта роль окажется для меня важнейшей не только потому, что это первая работа в кино, но и потому, что сам персонаж – очень непростой, глубокий человек, и ответственность огромная – играть такую роль.


– Скучаете по этому периоду?


– Без Омара я уже месяц. Не скажу, что скучаю, но вспоминаю всё с удовольствием. Невольно сравниваю атмосферу на нашей съёмочной площадке "Прорицателя" с тем, что наблюдаю сейчас во время участившихся кинопроб. Увы, ничего подобного пока не вижу. У нас все горели, жили этим фильмом. Режиссёр Людмила Михайловна Гладунко звонила мне каждое утро, давала новые указания, ведь ночами она дорабатывала сцены, что-то добавляла. Я чувствовал подзарядку от режиссёра, мне это сильно помогало. И теперь, когда я прихожу на пробы, я невольно жду поддержки от режиссёра, ведь он, по идее, больше влюблён в этот материал, и мне как актёру хочется на него опереться. Однако этого не происходит, и тогда я вообще не понимаю, для чего снимается тот или иной фильм, особенно когда и сам сценарий не кажется мне удачным. Команда, снимавшая Хайяма, искренне верила, что мы делаем хорошее и важное кино, мы не просто снимали сцену за сценой, во всём был какой-то элемент исследования, мы все искали Омара, а нашли мы его или нет – судить зрителю.


– Вы готовы к популярности, которая вас ждёт после показа?


– Вообще-то я не уверен в том, что меня ждёт популярность. На самом деле я очень волнуюсь, как фильм встретят люди, знающие тему, и особенно зрители мусульманского вероисповедания. К тому же фильм, возможно, будет иметь довольно узкий круг поклонников – любителей истории, Востока, творчества Омара Хайяма.


– Но таких людей немало в нашей стране, так что вы, Роман, скорее всего, зря волнуетесь. К тому же я слышала, что ещё до выхода "Прорицателя" вокруг вас уже проявляется, если так можно сказать, продюсерско-режиссёрское оживление. Какие роли вам предлагают?


– Похоже, становлюсь заложником своего типажа. Хотя по национальности я русский (правда, дедушка был армянином), меня угораздило родиться с такой чётко выраженной восточной фактурой, что теперь мне предлагают роли, честно говоря, не очень интересные для меня, – всё больше каких-то бандитов с Кавказа. Мне даже думать грустно, что так будет всегда. Я бы очень хотел вырваться за пределы кавказского круга, получить роль, которую мне доверят не из-за внешних данных. А недавно возникла мысль самому написать сценарий. Посмотрим, что из этого получится.


Беседовала Мария МУСКЕВИЧ


Источник: Литературная газета


См. также: Фотогафии со съемок в Узбекистане



"Прорицатель. Омар Хайям. Хроника легенды"

Производство

завершено!